Главная » Отчеты об охотах » Последний загон: трудный и часто успешный

Последний загон: трудный и часто успешный

Фото автора.

Ранним утром градусник за окном показал -15 градусов.

А ощущение было, что все -20.

Время и место проведения загонной охоты было определено накануне. Большая часть охотников представила все необходимые документы заранее, что в последующем сократило время на выдачу разрешений .

Краткий инструктаж по технике безопасности и четкое определение объекта охоты довел до нас охотовед. Этим объектом на сегодняшний день являлась европейская косуля.

Загоны было решено проводить в кварталах размером пятьсот на тысячу метров с использованием «скользящего» загонщика, с последующей заменой загонщиков на стрелков.

Итак, вскоре все началось. Загонщики с лайками заходили в начало кварталов и ожидали сигнала о готовности стрелков на номерах. Охотников на номера выставлял егерь Александр. Он каждому охотнику определял место стояния и сектор стрельбы.

После того как все номера были выставлены, он давал сигнал на начало работы группе загонщиков. И с первыми звуками «гоооп! гоооп!», раздававшимися где-то далеко, каждый из стрелков ждал с надеждой выхода зверя в свой сектор.

Голоса загонщиков то появлялись, то пропадали, перекатываясь эхом по еще спящему лесу. Стоя на номере, «всеми» глазами простреливаешь каждый куст, каждое дерево в готовности произвести верный выстрел.

Каждый шорох листьев и хруст сухой веточки по инерции заставляет весь организм быть в напряжении. И только теплые осенние лучики, пробившиеся сквозь вековые ели, попадая в лицо, на мгновенье расслабляли. Заработали собаки.

Значит, зверь в квартале есть. И снова все внимание на свой сектор. Внутреннее напряжение нарастает. Руки уже не требуют рукавиц, так как кровь бурлит по венам. Голоса все ближе и ближе.

На дальнем номере выстрел. Еще один чуть ближе. «Вот скоро, может, и мне повезет», — подумал я, стараясь высмотреть что-то шуршащее впереди. Cнова знакомый голос — «Гооп! Гооп!».
Замелькали ядовито-оранжевые жилеты.

Это приближались загонщики. Все были в ожидании результата стрельбы. Может, кому-то в этот раз повезло? Но с прибытием загонщиков, а вместе с ними егеря Александра, стало известно, что все выстрелы были нерезультативны.

Первый загон закончился, и всех нас сняли с номеров. Мы разрядились и зачехлили ружья. Поменялись ролями: я и группа стрелков, надев жилеты, стали загонщиками. Зайдя в соседний квартал и набрав нужный интервал, мы стали ждать готовности стрелков.

Мороз немного отпустил, и стало теплее. Застучал дятел, обращая на себя внимание всех присутствующих. Полюбовавшись еще пару минут осенней природой, услышали сигнал на начало загона. «Ну, вперед!» — сказал я себе и погрузился в гущу леса. Полоса препятствий отдыхает.

Местами попадался такой бурелом, что пройти его было просто невозможно. Огромные сухие деревья, лежавшие друг на друге, заставляли преодолевать их то сверху, то снизу.

По радиостанции прошел сигнал на остановку для выравнивания. Это был нужный для меня сигнал. Пар от меня исходил как от набравшего ход тепловоза. Пышило отовсюду. Пот лился ручьями по всему телу.

Через пару минут мы двинулись снова вперед, подавая привычные для нас звуки. Вторая половина пути прошла легче. Лайки подняли зверя и гнали его на стрелков. Забыв усталость, мы в азарте шли к финишной черте.

Но зверь, причуяв неладное, выходить на стрелков и не собирался. Косули, не доходя до номеров метров двадцать пять, разворачивались ровно на сто восемьдесят градусов. И пролетая между загонщиками на огромной скорости, исчезали.

Второй загон также не увенчался успехом.

Перед третьим загоном было принято решение сделать небольшой отдых. Лайки, найдя оттаявшую лужу, поочередно пили из нее воду. А охотники этим временем наслаждались горячим чаем.

Переместившись в другой квартал, егеря решили уменьшить дистанцию загона, сократив ее с тысячи до пятисот метров. Пришла снова наша очередь стоять на номерах. Выбор номера определялся егерем, а мы по желанию оставались на нем.

Нас выставили и определили сектор стрельбы. Картина повторилась, как и в первом загоне. Работали собаки, кричали загонщики, стреляли стрелки, а результата не было. Зверь снова и снова обводил всех вокруг и испарялся.

Устали все. Собаки прятались от хозяев, а охотники быть загонщиками уже не хотели. Время подходило к 15 часам. Необходимо было быстро принять решение. Делать последний загон или нет. На все про все у нас было час с небольшим, и наступит темнота.

«Охота пуще неволи, — сказал охотовед и в конце добавил, — собирайтесь в последний загон, он трудный самый».

В загон пошли егеря и охотовед с местным охотником. Остальные с одним из егерей пошли на номера. Все делали быстро, даже быстрее, чем в первый раз. Быстро расставились, и все началось заново.

В этот раз определили двух «скользящих», которые курсировали по флангам загона. Как только прозвучал сигнал, через пять минут справа налево поочередно прозвучало по два выстрела у первых трех номеров.

Затем еще через пару минут у следующих трех. Все это напоминало картину исторического фильма про оборону крепости. Видны были даже языки пламени из дул ружей. Я понимал, что зверь движется строго по фронту, судя по реакции номеров.

Но до моего номера он не дошел. По-видимому, был один или снова перехитрил загонщиков. И тут по радио сообщили: «Взят один!» Настроение сразу улучшилось.

В этот раз госпожа удача все-таки улыбнулась одному из охотников! На седьмой номер вышел зверь, и Иваныч сделал результативный выстрел. Он добыл трофей — европейскую косулю.

Делить добычу не стали. Трофей был приготовлен и отведан всеми участниками этой нелегкой загонной охоты во время вечернего ужина уже на охотничьей базе.