Главная » Отчеты об охотах » Раненый кабан всегда опасен

Раненый кабан всегда опасен

Фото Claudine Lamothe/Flickr.com (CC BY-NC 2.0)

Жил-был в деревне страстный охотник по прозвищу Хвалек.

С ружьем он, казалось, практически не расставался и охотился по всякой дичи, но особенно уважал охоту на кабана, причем обычно точку в охоте в виде последнего решающего выстрела ставил он .

Надо сказать, стрелял он действительно изумительно.

Однажды в соревновании вышел победителем, разив пулей из своей двустволки вначале шапку, потом поллитровку, а затем и 150-граммовый граненый стакан, установленные на 45 шагов.

В тот же памятный день с самого утра все пошло не так. Из обычной команды кабанятников смог пойти на охоту только один — совхозный электрик Василий.

У остальных напарников, а обычно на кабана ходили человек пять-шесть, оказались различные дела.

Вдвоем охотиться на кабана несподручно, и Хвалек решает позвать с собой еще двух братьев, Славика и Юрика — охотников, но ружья в руки они брали редко, предпочитая охоте иные занятия: оба были водителями-передовиками, держали большие подсобные хозяйства и умели считать каждую копеечку.

Но тут в осеннюю распутицу особо доходных работ не было, свеженького дармового мясца хотелось, и они согласились пройтись по лесу.

Как обычно, снаряженных пулевых патронов в достатке у них не оказалось, разыскали всего два на двоих. Вася с Хвальком выдали им еще по одной пуле и одной картечи. С тем и отправились в лес.

Уже на выходе из деревни команду охотников нагнала стая дворняжек из четырех псов черной масти, живущая у одного охотника и влюбленная в охоту не менее наших охотников. Звали их — «чернота».

— Ну вот, опять все спортят, — проговорил Вася после неудачных попыток прогнать черноту. Псы послушно отбегали от охотников на несколько метров и радостно помахивали хвостами, словно говорили — ну что, вы на охоту? Пойдемте, пойдемте! Мы вам обязательно поможем.

Охотники поняли, что от черноты они никак не отделаются, и те веселой гурьбой потрусили впереди компании и даже впереди трех гончих собак-кабанятников, которых вели на поводках.

Не буду утомлять читателя рассказом о том, как нашли в лесу стадо кабанов, как не успели расставиться, как рьяно распугала их не знающая поводков банда черноты.

Также не буду приводить здесь слова охотников в адрес их хозяина. Скажу только, что решили они предупредить, что если Аркадий их всех не привяжет, то обязательно всех перестреляют.

Дело близилось к вечеру. Усталые охотники и их собаки брели к дому по лесной дороге. Уже виднелись крыши домов, у крайнего тарахтел на холостом ходу трактор, слышались крики ребятишек, игравших в футбол на пустыре у крайнего дома.

Неожиданно впереди справа послышался отрывистый, осторожный лай Полета — главаря черноты. Тут же ему на помощь подвалили другие собаки — кабаны в болоте.

По краю леса шла узкая длинная болотина, густо заросшая ивняком, а кое-где и тростником. Хвалек быстро выдал распоряжения, и охотники окружили курмень кустов с тростником, в центре которого притаилось стадечко кабанчиков.

По характеру работы собак, по тому, как отпугивали звери, определились, что зверь не один. Как всегда, Хвалек решил отличиться и смело полез в глубь тростника. Где, по его мнению, и затаились кабаны.

Охотник оказался прав, кабаны именно там и были. Одного не учел Хвалек: ветерок был от него на зверей, пройти по тростнику бесшумно, даже по проломанной тропе, невозможно, а видимость в зарослях два-три метра. И звери сорвались с места вне выстрела.

Правда, они попали под выстрелы братьев-охотников, поджидавших их в кустах на краю болотины.

Но в чащобе один из них добросовестно промахнулся, а другой ранил, как потом выяснили, крупную свинью. Раненый кабан резко развернулся и ломанулся обратно в тростник. Тут на его пути оказался Хвалек.

Резкий удар рылом, и охотник улетает с тропы в тростник. В другую сторону от тропы летит его двустволка.

Но разъяренный кабан и не думает убегать. В один прыжок он оказывается возле пытающегося встать охотника, хватает его за бок, к счастью, в зубы зверя попала только фуфайка, и начинает топтать. Мгновенно отлетели все пуговицы на фуфайке, снялся один резиновый сапог и шапочка.

В какой-то момент Хвальку удалось вывернуться из фуфайки. Он тут же заскочил на росшую рядом ракиту. Все это, как потом рассказывали, произошло за пару секунд.

Собаки, почуяв запах крови и поняв, что хозяину приходится туго, насели на зверя со всех сторон. Кабан же продолжал расправу с ненавистной фуфайкой.

И тут Хвалек завопил так, что потом говорили, что слышали в деревне: «Друзья мои милые! Где вы все пропали?! Почему не поспешаете мне на выручку?!».

Кричал он, правда, иные слова, но смысл тот же.

На шум из кустов выбрался Вася и видит: на раките, в 1,5 метрах от земли, сидит и орет Хвалек, под ракитиной катается клубок из собак и кабана.

Не сразу, но ему удается, просунув ствол буквально между псов, сделать выстрел, поставивший точку в этой охоте.

Только после этого Хвалек слез с дерева, попросил закурить, хотя уже несколько лет как бросил.

И только сделав несколько затяжек, подошел к своему спасителю, крепко, по-мужски, пожал руку: «Спасибо, Вась! Выручил». Тут же из кустов показался Юра: «А мне стрелять нечем, я патрон выронил и найти не могу!».

Охота закончилась, в общем-то, удачно. Хвалек отделался синяками и ссадинами. Кабан оказался свиньей, и клыков, как у секача, у него не было. А вот впечатлений от приключения всем хватило на десятилетия.